ПОСЛЕ ВОЙНЫ И НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ


Наступил долгожданный мир после Великой Победы. Казалось, восстанавливай, строй, живи мирно, ничто не помешает.

И солдату служить в мирное время вполне спокойно... Но мир еще не значит покой. Раздались выстрелы и после победы. А тут еще землетрясения. Межнациональные конфликты. Кавказ забурлил. Словом, покой нам только снится.

Раздастся команда «В ружье!» – и собирайся солдат в очередной поход. Каким он окажется? Наверняка нелегким. Какие еще испытания придется пережить? Это покажет время. Оно будет сложным, подчас тревожным, напряженным, а то и боевым. Такова жизнь солдатская.

Но он, солдат, все преодолеет. Спасет. Сбережет. Защитит! О служебно-боевых буднях дивизии и пойдет наш рассказ.

ХРОНИКА. ФАКТЫ. РАЗМЫШЛЕНИЯ

НЕЗРИМЫЙ ФРОНТ

Борьба с бандитизмом имела свои особенности. Враги, как правило, скрывались мелкими группами, хорошо знали местность, действовали дерзко. Запугивая население, они наиболее неустойчивых склоняли на свою сторону, под угрозой расправы заставляли сотрудничать. Незримый фронт жил своей особой жизнью. Порой теракты и диверсии следовали один за другим, а иногда бандиты не проявляли себя месяцами. Понимая свою обреченность, они прибегали к изощренным уловкам, чтобы как можно больше навредить людям, как можно дальше отодвинуть час расплаты.

Все это требовало от солдат, сержантов, офицеров особого умения, чекистского чутья, исключительной осторожности, решительности.

ЗАСЛОНИЛ СОБОЮ

– В ружье! – раздалось в полуосвещенной деревенской хате. Словно электрический ток пронзил воинов, только что безмятежно спавших на полу. Секунда, другая – и все пришло в движение.

– Слушай боевой приказ... – прозвучали слова офицера.

Серый рассвет и неприветливое, хмурое утро застали воинов на марше.

Обнаружить одного человека в поселке, где живут тысячи, – все равно что найти иголку в стоге сена. Да если еще иметь в виду, что бандиты прячутся в специальных, хорошо замаскированных убежищах, станет ясно, насколько дело это нелегкое. Тут требуется исключительная осторожность, природная смекалка.

...С начала поиска прошло уже около двух часов, а результатов пока никаких не было. Но вот в одном из домов нащупан под печкой заваленный домашним скарбом лаз в убежище. Вскрыли люк, спустились вниз – помещение обжитое. На столике – остатки пищи. Значит, бандиты здесь были, но недавно скрылись. Ясно и другое: далеко им уйти не удастся, хутор оцеплен нарядом.

Вскоре был обнаружен в бункере потайной ход, который вел в сарай. Стали осматривать строение.

И тут младший сержант Бровкин заметил бандита, притаившегося под самой крышей. Тот навел свой автомат в грудь офицеру Великанову.

«Что делать? Стрелять? Но не успеешь даже вскинуть оружие, как бандит выпустит очередь. Предупредить о грозящей беде – тем более опасно: преступник следит за малейшим движением».

Сознанием младшего сержанта овладела единственная мысль: во что бы то ни стало уберечь командира. И Бровкин принимает единственно верное решение: резко оттолкнув офицера назад, он встал перед ним. В ту же секунду автоматная очередь взбудоражила деревенскую тишину.

Так оборвалась молодая жизнь младшего сержанта Бровкина. Верный военной присяге, он пожертвовал собой, спас командира.

ЗАГАДКА КУЗНИЦЫ

Разведывательно-поисковая группа, возглавляемая лейтенантом Николаем Волковым, прочесывала лес. Солдаты внимательно осматривали каждый кустик, пень, поваленное дерево. Неожиданно на поляне точно из-под земли вырос дом с надворными постройками.

Разбив группу на две части, офицер поставил одной из них задачу вести наблюдение за подступами к дому, а сам с остальными направился в кузницу. Вместе с подковами, лемехами плугов, зубьями от борон там оказались и... корпуса гранат, мин, запалы. «Значит, кузнец имеет связь с бандитской шайкой, снабжает ее оружием», – подумал Волков.

Вскоре предположения офицера подтвердились: в сарае, под стогом сена, был обнаружен тайник, где хранился ручной пулемет, противотанковые мины в ящиках, гранаты и патроны.

Пока воины осматривали помещение, наружные посты доложили, что из лесу выехала повозка и направляется к хутору. Офицер приказал подчиненным подпустить ее ближе. Когда телега подъехала к крыльцу, с нее спрыгнул молодой парень. Это был сын кузнеца. Под соломой в его повозке лежал неисправный ручной пулемет, который он привез отцу для ремонта.

КОГДА СПАЛ ХУТОР

В гарнизон, где располагалось подразделение лейтенанта Каракаптана, поступили сведения, что на хуторе, расположенном в двенадцати километрах отсюда, скрывается опасный преступник.

Не в одном бою побывал офицер Каракаптан. На его счету значилось много уничтоженных бандитов. Но опытный командир всегда тщательно готовился к операции. И на этот раз Каракаптан учел возможные неожиданности. Хутор находился недалеко от леса. Это давало возможность бандиту быстро и незаметно скрыться. Связь преступника с местным населением, наличие у него осведомителей и пособников затрудняли его поимку. Имелись основания предполагать, что он был не один, а с сообщником.

В полночь незаметно вышли в путь четыре человека. Впереди – командир лейтенант Каракаптан. Скрытыми тропами, обходными путями вел он своих подчиненных на выполнение задачи. Прошло около пяти часов, пока, наконец, разгоряченные воины достигли назначенного места.

– Надо бы окружить хутор, – предложил старшина Ярыгин.

– Нет, – ответил лейтенант, – вместе пойдем с подветренной стороны. А то собаки могут учуять нас, и тогда все пропало.

Хутор спал. Только слышен был петушиный крик и тяжелое дыхание коров в хлевах. Осторожно проверив надворные постройки, лейтенант выставил наружную охрану, а сам тихонько постучал в окно дома.

– Кто там? – спросила хозяйка.

Увидев вооруженных людей, она затараторила: «Ходите тут, не даете добрым людям покоя. Не ищите, нету у нас никого... Мы люди честные, с бандитами не водимся...»

Пока Каракаптан беседовал с ней, старшина Ярыгин внимательно осматривал помещение. Ничего не вызывало подозрений.

Но вот внимание офицера привлекла кружка с мыльной водой, стоявшая за чайником на плите.

«Значит, кто-то недавно брился, – подумал про себя Каракаптан. – Но кто? Хозяин? Нет, он мужик бородатый. Тогда кто же? Посторонний? Где он?»

Не говоря никому о своих подозрениях, лейтенант Каракаптан обратился к старшине:

– Поищем еще.

Медленно, шаг за шагом стали они проверять пол, затем потолок, отодвигать мебель.

Но что это такое? Под шкафом половые доски имели поперечный надрез, хотя и были тщательно закрашены. Лейтенант Каракаптан сразу же определил: здесь вход в убежище.

– Приготовить «кошку»! – скомандовал офицер.

Ярыгин рассчитанным движением зацепил «кошкой» крышку люка и потянул на себя. Из-под пола прогремела автоматная очередь. Пули попали в висевшую у потолка лампу. Свет погас. Бандит воспользовался этим и бросил гранату. Она покатилась по полу. Однако старшина Ярыгин не растерялся. Секунда – и «лимонка», разбив оконное стекло, вылетела наружу. Раздался оглушительный взрыв, но он не причинил дзержинцам вреда.

– Сдавайтесь! – приказал Каракаптан. – Сопротивление бесполезно.

С трудом протиснувшись в лаз, бандит предстал перед воинами с поднятыми вверх руками.



В послевоенные годы учеба велась с широким применением фронтового опыта. Учиться тому, что необходимо для боевой службы, для успешного выполнения задач в любой обстановке, как днем, так и ночью, стало требованием дня.

В дивизии действует школа передового опыта обучения и воспитания личного состава. В ней аккумулируется, через нее внедряется в жизнь все то новое в боевой службе, что подтверждено практикой.

В частях работают школы передового опыта сержантов, регулярно проводятся сборы начальников караулов.

В подразделениях вошли в практику тематические вечера о бдительности, верности военной присяге, викторины по знанию уставов, оружия. Стало нормой в роте, батальоне чествовать отличников боевой службы, боевой и политической подготовки, проводить встречи с ветеранами.

НАПЕРЕКОР СТИХИИ

Еще выходя на пост, рядовой Кудряшов заметил, что погода начала портиться.

«Быть дождю», – подумал он... Что произошло в следующее мгновение, воин не припомнит. Ослепительная стрела молнии рассекла черную тучу. Раздался оглушительный треск. Вместе с крышей постовой вышки часовой упал на землю.

В первую секунду рядовой Кудряшов было вскочил. Однако ноги отказались повиноваться, плохо слушались руки, голову буквально разламывало. Превозмогая боль, рядовой Кудряшов дополз до лестницы. С трудом взобравшись на нее, стал наблюдать за постом.

Часовой соседнего поста рядовой Самусевич, видя все это, немедленно сообщил в караульное помещение.

Кудряшов продолжал нести службу до прихода смены.

РАСКРЫТЫЙ ПЛАН

Ветер сдувал с тротуаров снег, качал фонари, мороз обжигал лицо. Патрульные, зорко всматриваясь в окружавшую их тьму, молча шли по одной из улиц города. Вдруг сзади послышался шум мотора, и, кутаясь в снежной пыли, мимо группы капитана Зуева прошла машина. Тут же она свернула в переулок и стала разворачиваться. «Что за необходимость так поздно разъезжать по городу? Заблудились, что ли?» – подумал капитан и отдал приказание:

– Проверить документы!

Воины перекрыли дорогу. Машина остановилась. Из кабины вышел шофер в военной форме и предъявил служебную книжку.

– Покажите вашу путевку, – потребовал капитан.

Путевки у водителя не оказалось. В машине находились четыре пассажира. Все они предъявили патрульным служебные книжки. Явное несоответствие гражданской одежды с документами заставило солдат еще более насторожиться и тщательно проверить подозрительных.

Сбивчивые ответы задержанных подтвердили возникшее у капитана подозрение. Он приказал обыскать машину.

Ефрейтор Голенищев осмотрел кабину, кузов – там ничего не было. Однако, когда Голенищев поднял сиденье, в ящике, где шоферы обычно хранят инструменты, лежал пистолет. Там же были спрятаны три ломика, отмычка, кинжал и прочие «мелкие принадлежности» воровского обихода. А тем временем из карманного фонарика одного из задержанных был изъят план поселка, на котором крестиками помечены магазин ОРСа и несколько частных квартир...

ЛИЦОМ К ЛИЦУ

Поздняя ночь. Младший сержант Борис Фадеичев и рядовой Михаил Перепичай направились к центру поселка. Навстречу им из-за строений вышли двое неизвестных с вещами в руках. Воины остановили их.

– Комендантский патруль...

В тот же миг раздался выстрел. Но бандит по торопливости промахнулся. Не теряя ни минуты, Михаил Перепичай дослал патрон в патронник. Два выстрела раздались одновременно. Солдат ранил грабителя, но пуля ударила и его в левое плечо так, что винтовка выпала из рук. Превозмогая боль, Михаил ринулся на неизвестного и, обхватив его здоровой рукой, свалил на землю. Следующего выстрела Перепичай не слышал: он только почувствовал ожог и новую боль.

Трудно бы пришлось солдату, но вовремя подоспел на помощь младший сержант Фадеичев, одолевший второго грабителя.

«Нет, не уйдешь, – шептали его губы. – Я не позволю, чтобы ты ушел...»

Фадеичев смело бросился на вооруженного бандита, выбил из его рук оружие.

– Сдаюсь, – прохрипел преступник, поняв, что сопротивление бесполезно.

– Потерпи, Миша, сейчас окажу тебе помощь, – крикнул товарищу Фадеичев, связав бандита.

Смелость и отвага помогли самоотверженным воинам выйти победителями из этой схватки.

...Как показало следствие, грабители накануне совершили преступление: в эту ночь они переносили краденое в другое место.

СОЛДАТ – ДЕПУТАТ МОССОВЕТА

В декабре 1950 г. ефрейтор В.И. Лазарев был избран депутатом Московского городского Совета депутатов трудящихся.

Еще десять дзержинцев были избраны в местные органы власти. Среди них Герой Советского Союза старший лейтенант П.И. Килин, старший лейтенант Г.В. Сугробова, старший сержант А.А. Шигаров и другие.

НА VI ВСЕМИРНОМ ФЕСТИВАЛЕ

С 28 июля по 12 августа 1957 г. части дивизии выполняли ответственную задачу по обеспечению общественного порядка в связи с проведением в Москве VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

За ее успешное выполнение приказом МВД СССР было награждено тридцать человек, в том числе: медалью «За отличную службу по охране общественного порядка» – одиннадцать воинов; знаком «Заслуженный работник МВД» – семь человек. Большая группа военнослужащих поощрена ценными подарками.

ФРОНТОВОЙ ПОЧЕРК

Двое суток вместе с красноармейцем Безуглым провел Александр Соломенников за линией фронта, засекая огневые точки врага, наблюдая за сосредоточением его техники. И теперь разведчики осторожно пробирались лесом к своим.

Наступила ночь. Они вышли на лесную опушку. Впереди в лунном серебре поблескивало озерко. Поодаль то и дело взлетали осветительные ракеты. Там размещался передний край. Осторожно обойдя стороной водную гладь, разведчики уже было проскочили на нейтральную полосу, когда справа ударил пулемет. Пуля угодила в ногу Безуглому, и он упал.

Соломенников отыскал невдалеке воронку, взвалил на себя товарища и вполз в нее.

Немцы еще несколько раз осветили местность. Потом снова стало тихо вокруг.

– Потерпи малость, Иван, – сказал Соломенников другу.

– Оставь меня, – с трудом ответил тот. – Иди сам, передай сведения, а потом уж вернешься за мной.

– Нет, – твердо сказал Александр, – без тебя никуда не пойду.

Взвалив друга на спину, Соломенников пополз вперед. С каждым метром двигаться становилось все труднее. Временами Александру казалось, что силы покидают его. Но в такие мгновения он вспоминал напутствие командира полка: «Оба вы хорошие разведчики, настоящие товарищи. Надеюсь, что справитесь с заданием».

«Настоящие товарищи...» – повторял про себя Александр. От этой мысли силы прибывало. Около двух часов понадобилось воину, чтобы добраться до своих.

Когда Соломенников вернулся с Безуглым в часть и доложил командиру о выполнении задания, тот поблагодарил подчиненного, а потом, не удержавшись, обнял и расцеловал.

После этого случая Соломенников вырос и в глазах сослуживцев. Они увидели в этом парне настоящего боевого друга, законом жизни для которого было правило: сам погибай, а товарища выручай.

Чувство воинской спайки особо проявилось, когда Соломенникова назначили командиром отделения. Много раз ходил он с подчиненными в разведку, попадал, казалось бы, в безвыходные положения. Но всегда выручала дружба. И солдаты отвечали ему истинным уважением и любовью.

В одну из июльских ночей 1944 г. группа разведчиков во главе с Соломенниковым ушла на задание. Принялись делать проход в проволочном заграждении. И тут случилось, что один из новичков допустил досадный промах. Немцы открыли огонь. Соломенников почувствовал жгучую боль в ноге. Но товарищи были рядом и вынесли своего командира из-под огня.

...С той поры миновало немало лет. Отгремела война. Александр Соломенников с отличием окончил Московское Краснознаменное пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР. Некоторое время командовал в нем взводом курсантов, а в 1948 г. получил назначение в дивизию имени Ф. Э. Дзержинского. И здесь учил капитан Соломенников подчиненных настойчиво, терпеливо, не считаясь с личным временем, добиваясь от каждого умелых действий на полевых занятиях, в карауле, во внутреннем наряде. Он сочетал высокую требовательность с отеческой заботой, старался воспитывать солдат, передавая им свой боевой опыт, растить мужественных защитников Родины.

...Ранним утром 30 июля 1959 г. рота прибыла на стрельбище. Из-за кромки леса вставало солнце. На небе – ни одной тучки. День обещал быть знойным.

– Сегодня нам будет жарко вдвойне, – говорили между собой солдаты, – предстоят боевое гранатометание и стрельба из автомата.

Воины покинули машины. Разбившись на группы, приступили к тренировкам. Первым на огневой рубеж вышел младший сержант Петров. Но прежде чем пропустить его, капитан Соломенников сам выполнил упражнение. Сосредоточенный, подтянутый, он действовал, как и всегда, уверенно и спокойно.

– Вот это работа! Сразу угадывается фронтовой почерк, – сказал младший сержант Петров, наблюдавший из траншеи за действиями командира.

Выполнив упражнение, Петров вернулся к товарищам и рассказал им, как метнул гранату командир роты. Воодушевленные его примером, солдаты на огневом рубеже держались смело, действовали по всем правилам.

Очередь дошла до рядового Бакаржеева. Получив на исходной позиции боевую гранату, он по команде офицера двинулся по ходу сообщения на огневой рубеж.

В окопе капитан Соломенников придирчивым взглядом окинул солдата, подбодрил его.

– Заряжай! – коротко скомандовал офицер. – Гранатой – огонь!

Выдернув предохранительную чеку, Бакаржеев резко отвел правую руку назад для броска и... случайно уронил гранату на дно траншеи.

– Ложись! – крикнул Соломенников подчиненному, а сам бросился к гранате. Она вот-вот должна была взорваться, но это не остановило офицера. Он схватил ее, выпрямился, чтобы выбросить из окопа, но было уже поздно... Раздался оглушительный взрыв. Смертельно раненный капитан опустился на дно окопа.

Так оборвалась замечательная жизнь офицера-фронтовика. Она была без остатка отдана благородному делу воспитания и обучения защитников Родины.

Приказом министра внутренних дел СССР Александр Григорьевич Соломенников посмертно занесен в Книгу почета части.

О ДОБЛЕСТИ, О ПОДВИГАХ, О СЛАВЕ

Подлинным центром воспитания воинов на боевых традициях старших поколений стал открывшийся 23 февраля 1958 г. музей истории и боевой славы ордена Ленина, Краснознаменной дивизии имени Ф.Э. Дзержинского. В нем собраны фотографии, документы, личные вещи героев, множество экспонатов, рассказывающих о прошлом и настоящем дзержинцев.

В ЧЕСТЬ 40-ЛЕТИЯ ДИВИЗИИ

1964 год. К знаменательной дате в истории дивизии каждый третий ее воин стал отличником боевой службы, боевой и политической подготовки, две трети выполнили разрядные нормы. Увеличилось число классных специалистов.

За успехи, достигнутые в боевой службе и учебе, и в связи с 40-летием со дня ее основания Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР Н.Г. Игнатов вручил дивизии Почетную грамоту Президиума Верховного Совета Российской Федерации.

Комсомольская организация дивизии была удостоена Почетной грамоты ЦК ВЛКСМ.

ЭСТАФЕТА БОЕВОЙ СЛАВЫ

В 1965 г. праздновалось 20-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В честь этой даты в дивизии проводилась эстафета боевой славы. 9 Мая воины рапортовали о своих достижениях.

Так, в подразделении, где секретарем бюро ВЛКСМ был младший сержант Н. Мищенко, все расчеты стали отличными. В каждом из них отработана полная взаимозаменяемость. Солдаты и сержанты освоили по две специальности – телефониста и линейного надсмотрщика. Автомобилисты подразделения капитана М. Аксенова в ходе эстафеты сэкономили 1708 литров бензина.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Три месяца в сложных условиях города, перенесшего сильное землетрясение, подразделение дзержинцев выполняло ответственную задачу по обеспечению общественного порядка. И вот они вернулись в родную часть. Загорелые и возмужавшие (или это только кажется от долгой разлуки?), в стройной колонне воины печатают шаг по плацу. Здесь уже выстроились их однополчане.

– Под Знамя, смирно! – звучит команда.

Мимо замерших солдат проплывает развевающееся на ветру красное полотнище. И митинг, посвященный встрече подразделения, возвратившегося из Ташкента, объявляется открытым. У микрофона – командир Николай Дмитриевич Измалков. Он говорит, что с возложенной задачей дзержинцы успешно справились. И в подтверждение сказанного одну за другой зачитывает Почетные грамоты Президиума Верховного Совета Узбекской ССР, ЦК комсомола Узбекистана, которыми награждено подразделение и его комсомольская организация.

А вот он читает Указ о награждении пяти воинов медалями «За отличную службу по охране общественного порядка».

Секретарь бюро ВЛКСМ подразделения старшина Тростянский передал в дар музею боевой славы альбом. В нем помещены фотографии, рассказывающие о трехмесячной службе дзержинцев в Ташкенте. Среди них есть снимок, на котором солдаты входят в двери нового детского сада со сверкающими свежим лаком шкафчиками, столиками, стульчиками в руках. Эту мебель дзержинцы купили на свои деньги, чтобы подарить узбекским малышам.

ТАШКЕНТУ НУЖНА ПОМОЩЬ

Пятидесятые годы прошлого столетия прошли для дивизии под знаком многочисленных послевоенных преобразований. Наверное, нет смысла перечислять те части, которые подвергались сокращению, переформированию, те, что были созданы вновь. Скажем лишь то, что общая численность соединения к середине 50-х составила примерно 10 000 человек. А в июле 1955 г. ему вернули довоенное наименование – ОМСДОН – Отдельная мотострелковая дивизия особого назначения имени Ф.Э. Дзержинского.

Но как бы ни реорганизовывалась дивизия, ее личный состав продолжал охранять порученные важные объекты и обеспечивать общественный порядок в столице при проведении массовых мероприятий. Неизменной оставалась и ее роль в структуре выполняемых Министерством внутренних дел задач: она по-прежнему составляла его главную ударную силу – мощный мобильный резерв министра. В свою очередь, это качество и предопределило то обстоятельство, что на дивизию была возложена задача по сопровождению спецгрузов (прежде всего валюты, отпечатанной на Гознаке) за рубеж, в «страны народной демократии» – Польшу, Чехословакию, Венгрию, ГДР. А в 1966 г. – выполнение миссии по ликвидации последствий чудовищного по силе землетрясения в Ташкенте.

Бедствие обрушилось неожиданно. Столица Узбекистана была практически стерта с лица земли. Министерства по чрезвычайным ситуациям и спасателей, которых мы привыкли сегодня видеть повсюду, где буйствует стихия, тогда не было. Пострадавшим помогали всем миром. Строители, монтажники, бульдозеристы, экскаваторщики, врачи – кто только не ехал в тот страшный год в Ташкент. Со всей страны ехали. Разбирали завалы, искали и вытаскивали из-под них пострадавших, восстанавливали город. Но немало было в районе землетрясения и тех, кто не прочь поживиться на чужом горе: мародеров и воров разных мастей.

Три месяца обеспечивало общественный порядок в разрушенной стихией столице Узбекистана подразделение дивизии им. Ф.Э. Дзержинского, которым командовал офицер Измалков. С возложенной задачей военнослужащие соединения успешно справились. Подтверждение тому – Почетная грамота Президиума Верховного Совета Узбекской ССР, Грамота ЦК комсомола Узбекистана, которыми награждено подразделение, медали «За отличную службу по охране общественного порядка», которых были удостоены пятеро военнослужащих. Вот лишь один из многочисленных примеров бдительности, проявленной дзержинцами на службе, о котором тогда рассказала на своих страницах дивизионная многотиражка.

«...Войсковой наряд в составе сержанта Павла Бодунова и младшего сержанта Дмитрия Гайдученко заступил на патрульную службу. Знакомясь с маршрутом, воины тщательно изучили особенности местности. В одном из глухих двориков младшие командиры увидели автомобиль „Запорожец“. Двери машины были раскрыты, заднее левое колесо снято, вокруг разложены инструменты... Складывалось впечатление, что хозяин лишь на минутку отлучился за одной из запасных частей.

Желая уберечь нерадивого водителя от возможных неприятностей, патруль решил понаблюдать за автомобилем. Но тут взгляд начальника патруля привлек государственный номерной знак на кузове машины. Он совпадал с тем, что был на угнанном недавно «Запорожце», о чем воинам было сказано на инструктаже. О находке сержант немедленно доложил в отделение милиции и дежурному по войсковым нарядам.

Так был найден и возвращен владельцу похищенный у него автомобиль».

Но солдаты не только охраняли общественный порядок. Чем могли они помогали пострадавшим от землетрясения жителям Ташкента. Известно, например, что из своих скромных солдатских получек они собрали 225 рублей и купили на них игрушки, одежду, обувь для ребятишек трех детских садов, передали им мебель, приобретенную на свои сбережения.

Большую помощь оказали военнослужащие соединения и в разборе завалов, восстановлении разрушенных зданий. Многие уже, уволившись в запас, уезжали в Ташкент, восстанавливали город.

Кстати, о том, что часто дзержинцев можно было встретить на различных, как их тогда называли, ударных комсомольских стройках, помнят немногие, наверное, только старая плеяда офицеров внутренних войск. Вряд ли об этом знают нынешние владельцы промышленных гигантов. Не этим головы у них заняты. А жаль. Между тем дивизию тех лет вполне можно назвать и резервом народно-хозяйственного комплекса страны.

Сколько новых предприятий энергетики, химии, металлургии возведено с их участием в 50—60-е и 70-е годы прошлого столетия на необъятных просторах нашей страны. Они строили электростанции на Ангаре и Енисее, возводили химические комбинаты на Урале, автозавод в Тольятти.

За шесть лет, с 1954 по 1960 г., на строительство Братской ГЭС уехало 179 человек, в города Магадан и Норильск – 140, на шахты Мосбасса и Донбасса – 286, на освоение целины – 420, на другие стройки – свыше 700. С 1960 по 1965-й только на Красноярскую ГЭС убыло около 1,5 тысячи человек.

В 1962 г. первый отряд молодежи соединения прибыл на берега Енисея строить Красноярскую ГЭС. А в 1971 г. около двухсот дзержинцев отправились на строительство Усть-Илимской ГЭС.

Напоминанием о роли дзержинцев в строительстве промышленных гигантов служат имена Алексея Демина и Владимира Кузнецова, занесенные в Книгу почета Братской ГЭС.

Однако вернемся к служебно-боевой деятельности соединения. В конце 1965 г. ОМСДОН насчитывала 15,5 тысячи личного состава: 5 полков, 8 отдельных батальонов, на вооружении, кроме автоматов и пулеметов, были и минометы, и даже 122-мм гаубицы, бронетранспортеры и танки.

– На каждую часть дивизии, помимо участия в службе по охране общественного порядка, была возложена своя особая, только ей присущая задача, – вспоминает ветеран дивизии генерал-лейтенант в отставке Александр Гриенко. – 1-й полк охранял периметры особо важных объектов промышленности в Москве. 2-й мотострелковый полк представлял войска на параде, ежедневно занимался боевой учебой в поле. Он был основным при несении службы по охране общественного порядка и обеспечению безопасности граждан во время массовых спортивных и зрелищных мероприятий. Часть находилась в постоянной готовности к выполнению задач при чрезвычайных обстоятельствах – из ее состава ежедневно назначался войсковой оперативный отряд и рота постоянной пятнадцатиминутной готовности. Специальный моторизованный или милицейский полк нес патрульно-постовую службу. Один из полков выполнял задачи по охране важных объектов Минфина и сопровождению специальных грузов. Отдельный оперативный в мирное время наряду с мотострелковыми участвовал в охране общественного порядка и занимался боевой учебой, но на него были возложены специфические задачи на военное время. Он имел своеобразную, не похожую ни на одну часть внутренних войск оргштатную структуру, был очень мобильным. Его личный состав выполнял важную задачу спортивного плана во время Олимпиады, на Играх Доброй воли. Военнослужащие полка участвовали в оформлении трибун живыми картинками в церемониях открытия и закрытия игр. Ежегодно во время демонстрации 7 ноября они шли в рядах спортивной колонны. Отдельному артиллерийскому дивизиону было поручено производство салюта с территории Кремля во время парадов на Красной площади. Вместе с танковым батальоном они совершенствовали свое мастерство на полигонах в Ногинске и Алабино. Учебно-автомобильный батальон готовил водителей и младших командиров для автоподразделений дивизии и войск. ОМСБОН выполнял задачи по охране комплекса зданий Центрального Комитета партии и объектов Минфина Союза ССР.

Словом, задачи соединение выполняло самые разнообразные, причем одну важнее другой. Вот именно их важность и предъявляла особые требования к офицерам и солдатам особой дивизии.

Поддержание высочайшей боеготовности, твердого уставного порядка, обучение и подготовка личного состава к несению службы – вот триединая повседневная забота командиров и начальников. Едва ли не притчей во языцех в войсках стал внешний вид офицеров, сержантов и солдат дивизии. В отдаленных гарнизонах ходили досужие байки-легенды об «омсдоновской муштре», мол, в ОМСДОНе даже воробьи строем летают. Ничего подобного, конечно же, не было. Но устав действительно блюли все: от комдива и до последнего в строю солдата. Иначе и нельзя было. Ведь служба в дивизии отличалась от службы в конвойных частях круглосуточной востребованностью офицеров – от командира дивизии до командира взвода на службе. Здесь все части на одном пятачке. Реагировать на какие-либо недостатки в них командованию дивизии необходимо немедленно, не откладывая на завтра. Задачи тоже зачастую поступали внезапно. От командиров ротного, батальонного, полкового звена это требовало оперативности в работе как по подготовке личного состава, так и при принятии решения. В дивизии сложился свой особый омсдоновский стиль во всем: во внешнем виде офицеров и солдат, в их взаимоотношениях (не панибратских, но сердечно-товарищеских), в манере проведения строевых и других занятий. Вроде бы все войска жили по одним уставам, и все же ОМСДОН – это, как нынче говорят, «фирма».

И видимо, не случайно в числе тех, кто прошел омсдоновскую школу, немало занимавших впоследствии самые высокие должности во внутренних войсках: главнокомандующий ВВ МВД Российской Федерации генерал-полковник Вячеслав Викторович Овчинников, заместители главкома генерал-лейтенанты Игорь Николаевич Рубцов (который тоже командовал дивизией) и Вячеслав Александрович Дадонов, генерал-майоры Виктор Васильевич Ракитин и Владимир Александрович Мальцев. Воспитанники дивизии той поры часто вспоминают своего комдива генерала Дмитрия Алексеевича Наливалкина – командира дотошного и въедливого, который нерадивому спуску никогда не давал и всех – от своих замов до последнего (до самого крайнего, левофлангового) солдата – заставлял работать от подъема до отбоя. Вспоминают о нем и как о крепком хозяйственнике.

«О Наливалкине до сих пор рассказывают истории и анекдоты, из которых едва ли не половина – придуманные, а вторая половина – весьма „приукрашенные“ фантазерами-ерниками, – пишет известный во внутренних войсках журналист и публицист Борис Карпов. – Как-то комдив обратил внимание, что по Горьковскому шоссе мимо дивизии ежедневно десятки, даже сотни самосвалов вывозят за пределы столицы грунт, как выяснилось – с метростроевских выработок. Дмитрий Алексеевич, человек сметливый, хваткий, быстро сориентировался в обстановке, созвонился-повстречался с кем надо было. Во-первых, метростроевцы сэкономили, сократив свои машино-пробеги, во-вторых, на месте бывшего заболоченного пустыря на задворках военного городка была подготовлена площадка под строительство подсобного хозяйства дзержинцев.

Развитию подсобных хозяйств во внутренних войсках уделялось большое внимание – с них поступала солидная прибавка мяса, молока, свежих овощей и зелени на солдатский стол, для семей прапорщиков и офицеров. Заместитель командира дивизии по тылу полковник Дмитрий Никифорович Шмелев, человек трудолюбивый и инициативный, хозяйство не только держал в образцовом порядке, но и всячески развивал, приумножал «полезный выход». Сюда для передачи передового опыта привозили участников всевозможных семинаров и сборов – и тыловиков, и комсомольских работников всех войск».

Подсобное хозяйство при генерале Наливалкине насчитывало 3,5 тысячи (!) свиней. Такого поголовья, пожалуй, не было больше нигде в войсках.

При комдиве Наливалкине был построен стадион, расширен и обновлен строевой плац, заасфальтированы все дороги, оформлен въезд через главный КПП, поставлен добротный железобетонный забор.

На месте старых деревянных бараков, в которых перед войной и в первые послевоенные годы размещались части дивизии, поднялись современные многоэтажные здания казарм. Неузнаваем стал и военный городок. Он стал включать в себя весь комплекс жилых и подсобных помещений, учебных полей и классов. Был построен гарнизонный Дом офицеров с кинозалом и спортивным залом, библиотекой.

В «эпоху Наливалкина» практически была снята жилищная проблема: свой стройбат численностью в 600 солдат строил жилые дома, так что бесквартирных офицеров почти не было. Силами воинов сооружено здание средней школы, которой присвоено имя воспитанника дивизии Героя Советского Союза майора А.И. Сережникова. Гарнизонный жилой городок содержался в образцовом порядке: дороги и тротуары заасфальтированы и выметены, деревья подстрижены и побелены, военный патруль следил за порядком.

Надо отдать должное и начальнику войск генералу армии Ивану Кирилловичу Яковлеву, который уделял ОМСДОНу самое пристальное внимание – дивизия была не только особой по своему назначению, она являлась как бы визитной карточкой, лицом всех внутренних войск. Сюда приезжали гости самые разные: делегаты партийных и комсомольских съездов, высокие чины милиции, полиции внутренних войск разных стран. Дважды в год посещал свой резерв и министр внутренних дел СССР Николай Анисимович Щелоков. Он подарил дивизии бюст Ф.Э. Дзержинского, который до сих пор возвышается в городке, «железный» Феликс в праздники и будни смотрит на плац, который перед штабом дивизии.

Вышестоящее начальство дивизию жаловало.

– Был такой случай, – вспоминает генерал-лейтенант в отставке Александр Гриенко, – командир соединения получил распоряжение начальника московского гарнизона, в соответствии с которым дивизии в течение месяца предписывалось выделять роту солдат для работ на мясокомбинате имени Микояна. Это было связано с поставками в армию продукции предприятия и графиком очередности выделения туда людей. Отрыв личного состава от боевой учебы в то время строго карался. Все было посвящено ей. Командир дивизии доложил о телеграмме начальнику войск генералу армии Ивану Кирилловичу Яковлеву. Тот по команде – министру внутренних дел. Щелоков наложил резолюцию: «Дивизия имени Ф.Э. Дзержинского – резерв Политбюро и Советского правительства. Ни одного солдата от нужд боевой учебы не отрывать».

Дело было поставлено так, чтобы готовить людей к выполнению задач государственной важности.

В 1980 г. вся страна жила ожиданием XXII Олимпийских игр. Такое же настроение было и у военнослужащих дивизии имени Ф.Э. Дзержинского. К открытию Олимпиады службы по обеспечению правопорядка и безопасности тщательно готовились. Изучали историю олимпийского движения, встречались с прославленными спортсменами-динамовцами, которые вошли в состав сборной Советского Союза.

Чем меньше дней оставалось до торжественной церемонии открытия, тем напряженнее были будни дзержинцев, занятия на плацах частей, учебных городках, олимпийских объектах, реальная служба, преследовавшая цель проверить готовность войсковых нарядов, средств связи, обеспечивающих структур, тренировки войсковых оперативных резервов. Нельзя было забывать печальный опыт мюнхенской Олимпиады, когда группе террористов удалось воплотить в жизнь свои коварные замыслы.

 

  • 1aaaA2.jpg
  • 2aaa.jpg
  • 3aaa.jpg

                                                                                                                                         
НОВОСТИ ДНЯ АРМЕЙСКОЙ ТЕМАТИКИ


ВНУТРЕННИЕ ВОЙСКА составная часть МВД РФ, предназначенная для обеспечения безопасности личности, общества и государства, защиты прав и свобод человека и гражданина от преступных и иных противоправных посягательств.
Неофициальный сайт в/ч 3486 ОРРиКС  и  в/ч 6771 ОКБ 344  ОДОН ВВ МВД РФ

Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше 

Яндекс.Метрика